Kranz (Зеленоградск) — Kurische Nehrung (Куршская коса) —
Rauschen (Светлогорск) — Palweniken (Янтарный) — Pillau (Балтийск) — Königsberg (Калининград)
«Дорогой друг,
когда ты будешь читать это письмо, я буду вдали от здешних мест.
Порывистый ветер и свежий морской воздух с нотками сочного огурца останутся в прекрасных воспоминаниях о западном крае. Отчего мне не терпится нарисовать тебе картину моего существа здесь, пока я не растворилась во времени под тёплыми лучами весеннего солнца.
Мне понадобятся три краски.

Одна — ультрамариновая, как цвет моря, что шумит за холмом около дома, где я остановилась. Ночами нас разделяют парк и дюны, на песках которых лежат гигантские деревянные карандаши, колышутся опавшие перышки пролетающих мимо птиц, а вода омывает остатки старого леса.

Изумрудная, чтобы рассказать тебе, какие здесь богатые леса, покрытые мхом и лишайниками, и как чудесно раскинулись в тени деревьев первоцветы, что озаряют собою всё вокруг, как солнце в ясный день.

И, наконец, я возьму янтарную, чтобы сделать наброски черепичных крыш домиков с ухоженными самобытными двориками.
В первое утро здесь, меня сначала приветствовал вяхирь, вскоре к нему присоединились милые зарянки, и если ты пустишь свой взор на небо вместе со мной, то стая черных бакланов пролетит над нами.

А на озере живёт пара лебедей. Один ушёл на прогулку в лес и мы повстречались на его обратном пути. Путь у него был сложный, нужно было преодолеть целых две асфальтовые дорожки, по которым ходили люди. Он крался решительно, но осторожно. Те в свою очередь удивлялись, столбенели, а когда приходили в себя, начинали улыбаться и делать фотокарточки.
Впрочем в этой местности гораздо больше птиц, чем я могу перечислить. Ведь отсюда открывается дорога в Королевский бор, где растут северные туи и водятся лоси, кабаны, лисицы, куницы, косули, барсуки, зайцы и, кажется, кто-то ещё.

Лосей до прошлого года было пятнадцать, но один мигрировал в Литву, видимо искать пару. Что ж, я хорошо понимаю порыв его сердца.
Люди здесь расположены и интеллигенты. Признаться, я всё время ожидаю, что со мной заговорят на иностранном языке, такова атмосфера местных улочек, но так ни разу не произошло.

Может быть тебе повезёт и ты встретишь известного историка моды, что живёт теперь на Московской улице. И уж, наверняка, сразу узнаешь о том, что кто по-настоящему привлекает к себе внимание в этом городке, так это коты. Их много, все они упитанные, общительные и похожи на копилки.

Взгляни на бывшую булочную, что рядом со зданием старого телеграфа, ты приметишь её по ясному голубому цвету, и загляни в лавку чая и марципана, расположенную как раз на «улице котов».

На первой линии к набережной, на самом её краю, находится небольшой отель, где можно купить хлеб на закваске. Овощи ищи на улице Лермонтова. В центре города открыт источник минеральной воды.
Тебе непременно следует посетить города по соседству.

Например, Раушен — весьма уютный городок, дома которого расположены на средне холмистом склоне и утопают в разнообразной растительности.

Едва ли тебе удастся пройти мимо Башни в стиле немецкого романтизма, Кирхи Серафима Саровского и Органного зала в здании бывшей католической капеллы, которое ты сразу выделишь по фахверку. А девушка со скрипкой, хозяйка озера, укажет путь к смешанному лесу.

Ты согласишься со мной, что мир удивительно мал? Ведь вчера я встретила знакомых из Москвы. Волшебно, им удалось найти на берегу россыпи янтаря!
В Пальмникен кто-то приезжает посмотреть на Кирку или карьер, но обрати внимание на здание, в котором расположен Музей янтаря, ему удалось сохраниться с давних времен.

Ты прогуляешься по тропе литераторов и окажешься на незабвенном белоснежном пляже и вместе с тем, я уверена, история здешних вод поразит тебя, так же, как и меня, до глубины души, как и фигура памятника людям, что оказались в холодном море 1945 года, гонимые странной нечеловеческой силой...
Пиллау встретит тебя зданиями в псевдоготическом стиле и окунёт в историю балтийского флота. Ты знаешь мою слабость к библиотекам и, конечно, я не могла обойти вниманием ту, что сохранила исторический дух города.
Что до Кенигсберга, воздух здесь тяжелый. Впрочем, как и в Пиллау, несмотря на большие цветущие вишни, ивы и королевские тополя (Боже, храни тополя).

Но меня спасла мадам Жюли — хозяйка квартиры, тем, что любезно предоставила городской оранжевый велосипед и я смогла изучить весь город за день, чтобы в последствии вернуться к морю.
В Кенигсберге мои представления о мире в очередной раз изменились. Так всегда происходит, когда путешествуешь. Кажется, на этот раз над произведением работал мастер коллажа и соединил то, что соединить невозможно: вот здания времён Восточной Пруссии, а вот дома другого государства, которого уже нет, между ними пекарни, ресторанчики и супермаркеты с немецкими названиями, а поверх фонари нового времени, стилизованные под старину, и, как рамка к картине, по городу одиноко растерялись семь древних ворот.

На одной из улочек я обнаружила полку с книгами. Там были «Лес и человек», «Календарь песчаного графства», «Птичье Эльдорадо», журналы «Наука и жизнь», можешь вообразить мою радость таким подаркам!

Вряд ли ты удивишься блюдам в «Мадам Буше», что в башне Рыбачьей деревни, но точно сможешь согреться тарелкой горячего супа и после изучить остров Канта, где в здании собора спряталась Валленродская библиотека.

Мои чувства успокоились в районе Амалиенау и кампусе института имени Канта, что ближе к Северному вокзалу.
Но вернёмся на Куриши Нерунг. Я не буду рассказывать тебе про танцующие деревья и про ворон, а скажу, что в небе столько птиц, в заливе столько рыбы, что местные края весьма чувствительны к пребыванию человека. Например, здесь гнездятся аисты, что пугливы до приближения людей на несколько метров, а если топтать почву вне туристической тропы или ходить по дюнам, это грозит исчезновением важных питательных веществ для местных жителей и растительности, и обвалом песка. Но это так не очевидно...

Также трудно представить, каким мужеством нужно обладать, чтобы решиться на тайный дипломатический путь, что пролегает через мороз в тридцать градусов, когда одно колесо повозки находится в песке, а другое в воде, с измождёнными лошадьми и в полной изоляции от какой-либо помощи, как это было у прусской королевы Луизы.

Или вот ещё открытие, скажи, с какой скоростью может двигаться песок, чтобы выселить рыбака из дома? В 16 веке человек вмешался в дела природы и вырубил лес на косе, который сдерживал движение песка и тот стал перемещаться, засыпая местные дома. Дома переносили, но это не помогало. Тогда стали строить укрепления в песках, которые и по сей день выглядят, как соты из хвороста, и восстанавливать лес. Так появились авандюны. За 5 лет смогли остановить движение и, прошу, раздели моё удивление, только за 400, восстановили лес!
Но вот, кажется, ветер снова переменился... Заканчиваю, друг мой, пора. Пиши. Будь свободен и помни: «Благодаря птицам будут стёрты границы между странами!»

P.S. ах, как жаль, что люди перестали писать друг другу письма, так много мы упускаем в своей чувственной жизни.

Твоя Т.»
Набережная Зеленоградска вечером
Куршская коса
Вид с променада в Зеленоградске на рассвете
Made on
Tilda