Поездка в Максатиху
Генеалогическое исследование своего рода
В этом году я вплотную занялась исследованием своего рода.
Казалось бы, а как это связано с фотографией? Вряд ли кто-то будет спорить, что фотография лет через десять — это уже бесценный документ! Благодаря таким документам мы можем хранить историю своей семьи или, наоборот, узнавать её. А кто узнаёт своё прошлое, может и переписать будущее.

Так мой папа сделал фотографию посылки шестнадцать лет назад и выложил её в семейный архив. Мне тогда вообще не приходили в голову вопросы, которые я задаю себе сейчас. Но фотографию эту я видела сто пятьдесят миллионов раз и только в этом году решила спросить об отправителе: «А кто такой Житков Е.В.?». На что получила ответ, что вроде бы муж сестры дедушки.

Я знала, что дедушка (Александр Георгиевич Ершов) родом из Максатихи и собиралась сделать запрос в архив, чтобы получить свидетельства о рождении его и его родителей. Для этого мне было нужно выяснить, к какому уезду в то время относилась Максатиха. Я полезла в интернет и в конце статьи об истории поселка совершенно негаданно обнаружила список литературы: «Посёлок Максатиха (Краткий исторический очерк). — 1995. Житков Е.В.». Вот это совпадение!

Я книжечку быстренько скачала и давай читать весь вечер. На 19ой странице меня уже ждал подарок. Та маленькая, но такая значимая строчка, в которую, находя, вгрызаешься вниманием настолько и перечитываешь столько раз, аж до дыр, пока не поверишь, что видишь то, что видишь:
Посёлок Максатиха (Краткий исторический очерк). — 1995. Житков Е.В.
Прокофий Миронов! Евдокия Прокопьевна Миронова в девичестве, мама дедушки. Так я узнала, что мой прапрадедушка был столяром и плотником.

Больше в книге упоминаний о родственниках я не нашла, но это уже была невероятная находка! Тогда я стала искать улицу Лесную, описанную в книге и при этом Милицейскую, указанную на посылке — одна ли это улица? Лесную нашла. А вот Милицейской на карте нет.. Тогда я написала в местный краеведческий музей. Но они не ответили. Написала в vk. Тоже тишина. Что ж, направилась туда сама. А в дороге нашла статью, которая никак мне не попадалась дома, в которой указано, что Лесная стала Милицейской, а последняя переименована в улицу имени Василенкова. А еще презентация на столетний юбилей Житкова Евгения Васильевича. В презентации всё о нём и один слайд с именем Нины Георгиевны — жены и учителя математики. Георгиевна! Значит есть шанс, что она сестра дедушки. Записываю имена составителей презентации.

Приезжаю. Направляюсь в музей. А по пути вырастает библиотека. Ну раз так, значит мне туда дорога!

Захожу, спрашиваю про Евгения Васильевича и где я могу найти составителей презентации.

— Одна - это я, а вторая — учительница из школы, сейчас позвоним.

И ведут меня в кабинет, а там толстенные альбомы с фотографиями и биография. Евгений Васильевич оказался человеком известным, уважаемым. Был директором школы и учителем истории. Войну прошел танкистом. Как-то ребята в школе попросили его рассказать о войне и в результате этого образовался школьный отряд «Поиск», который существует и по сей день. А все рассказы Евгений Васильевич зафиксировал в 1980 году рукописно в тетради, но об этом позже. Печатался в газетах. Единственный, кто написал книгу о Максатихе. Хотел писать вторую часть, но не успел.

Альбомы я полистала, пофотографировала. Тамара Викторовна Розанова, библиотекарь, рассказала мне историю о том, как познакомились Нина Георгиевна и Евгений Васильевич. У неё что-то случилось с туфелькой, а он увидел и предложил починить, так они стали общаться. Но о семье больше ничего не узнала, поэтому отправилась к Антонине Васильевне Николаевой. Учителю, которая уже 50 лет работает в школе и хорошо знала коллег.

Пришла, она меня блинами накормила, как одну из учениц, выслушала, рассказала всё, что знала и принесла разные документы, полистай, говорит. Я делаю второе движение рукой и нахожу конверт из Ленинграда, на котором написано: Ершовы.. Только почему? Если дети, то должны быть Житковы. Но уже что-то! Двое детей, внуки. Пофоткала списки выпускников с нашими фамилиями. Но доказательств у меня всё еще нет.. Поблагодарила и пошла искать дом.

А собственно вот он! Точнее два, прямо как и описано в книге, но у второго обвалилась крыша. Стою, смотрю и не верю.. неужели это ко мне имеет отношение? Неужели здесь моя история? Неужели это здесь были гуси и куры? Неужели прапрадедушка построил эти два дома, а прабабушка и прапрадедушка жили и растили дедушку с сестрами, и папа приезжал на каникулы? Это так приятно волнует.
Стою волнуюсь, а дело между тем к вечеру и нужно искать жильё. Антонина Васильевна предлагала остатся у неё, но я постеснялась. Пошла искать.
В посёлке всё уже сдано. Пришлось мне уехать в соседний. Ночевала напротив монастыря в гостинице. Хозяева живут, как я поняла, семьей и было несколько постояльцев. Утром встала в пять, прогулялась на речку, она совсем рядом. Как вернулась, меня напоили козьим молоком — таким, с пенкой и без привкуса и запаха, что я поняла, что всю жизнь пила неправильное козье молоко. И отвезли обратно в поселок.
Вид на Николо-Теребенскую пустынь, монастырь со стороны Слободки
В Максатихе сразу пошла в ЗАГС выяснять девичью фамилию Нины Георгиевны. Смотрим регистрацию брака.

— Ну что, девичья фамилия Ершова?
— Ершова!
— Теперь точно всё сходится!

Осталось найти захоронение и узнать больше про прабабушку и прадедушку.
А как его искать? Территория большая, администрации никакой нет, даже будки нет. Выхожу на улицу из ЗАГСа, копаюсь в телефоне, а тут Антонина Васильевна!

— Пойдем, покажу.

И мы пошли. Захоронение в сосновом лесу. Пришли.

— Давай смотреть вот эти пять рядов.

Я иду по крайнему и тут вóроны сигналят. Я на них посмотрела, постояла и не пошла в ту сторону, потому что Антонина Васильевна точно знает. А тут она сама в ту сторону пошла и зовет. И ровно за ряд до дерева с воронами и встала. Нашли!
Воинское захоронение рядом
Евгений Васильевич, Нина Георгиевна, Евдокия Прокофьевна. А потом смотрю памятник пониже, в траве не видно сразу — Зинаида Георгиевна. Вторая сестра дедушки. Так я узнала все даты и смогла определить кто есть кто на фото:
Зинаида, Александр, Нина и их мама - Евдокия
После вернулась в библиотеку, смотреть альбомы дальше. В основном в журнале Евгений Васильевич пишет рассказы о войне, пишет очень интересно, складно, по-человечески и лишь несколько рассказов личных. В одном из таких рассказов я нашла строчку о дедушке: «встретил шурин Александр Ершов». А в другом уже чуть более подробно о семье, в том числе: «добрая и хлебосольная баба Дуня». Баба Дуня! А я ведь и не знала, что она баба Дуня. Евдокия Прокофьевна. Значит она с ними жила. А прадедушка? Погиб на войне?
Позже удалось связаться с жильцами дома и попасть внутрь. Просторно, очень любопытная планировка вокруг печи. Интересно, как было в самом начале? Мне вышлют домовые книги. Планирую связаться с родственниками. А главное дом продается. Вот в этот самый момент, когда мне пришло в голову его искать, его решили продать! Вот, честно, лежали бы свободные деньги, выкупила не задумываясь и сделала бы музей, а еще издала бы книгу Евгения Васильевича.

Но пора домой.. Довольная и счастливая, с богатым уловом информации возвращаюсь через Тверь.
Евдокия Прокофьевна и Георгий Александрович
По дороге домой сделала запрос в тверском архиве на получение свидетельств о рождении и браке прабабушки с прадедушкой, в которых должно быть указано, кто их родители. И можно выстраивать цепочку дальше!

P.S. а музей за время моего прибывания так ни разу и не открылся.

UPD 09.09.22 Сегодня из библиотеки Максатихи пришла заметка из газеты «Призыв Ильича» о Нине Георгиевне, где сказано: «родилась в Ленинграде». В Ленинграде! Я-то думала, что либо старшая сестра дедушки уехала в Ленинград, либо Нина Георгиевна училась там, а эта новость кардинально все меняет, получается, что прадедушка сам мог быть из Ленинграда, они там поженились с прабабушкой и там же родился дедушка, а не в Максатихе, как я думала, но всё это ещё нужно проверить.
На связи!
Made on
Tilda