Симферополь — Куйбышево — Балаклава —
Инжир (Мыс Ая) — Алупка — Ай Петри — Севастополь — Херсонес — Бахчисарай — Симферополь
«Девушка, вам куда?» — засуетились таксисты в аэропорту Симферополя.

«Я буду ждать автобус, хочу посмотреть город изнутри, спасибо большое».

«Так они уже не ходят!» (время 22:40).

«Ничего страшного, минут двадцать у меня есть».

Приходит автобус.

«Вы идёте на улицу Пушкина?»

«Нет, я иду до ж/д, дальше пересядете».

«Хорошо, тогда мне один» (протягиваю тысячу рублей).

«Сдачи нет, проходите» (махнул рукой в салон).

Доехали до ж/д, все вышли, я тоже собираюсь.

«Куда пошла? Ну-ка садись!»

Сошёл с маршрута и довёз меня до улицы Пушкина. Вышел, рассказал про город и как пройти к нужному отелю. Вот такие они, душевные люди Симферополя.

На утро город приветствовал солнцем, уютными улочками и французским кафе. Так задалось моё путешествие по Крыму в 2019 году.

закат, село Лозовое
фото сделано рядом с замком Кесслера
Но в Крым я отправилась работать волонтёром в экологическое поселение, которое называется «ЭкоКэмп», куда и добралась уже к обеду.

Жила в палатке, несколько километров вверх от населённого пункта, среди яблонь и соцветий трав, вблизи родниковой воды, под куполом рассыпных звезд и вечерние оркестры цикад. Несколько раз ночью просыпалась от сочного чавканья над ухом. Это коровы водили хороводы вокруг палатки и лакомились яблоками! Иногда мимо уверенно топал ёжик, прыгал заяц, вдалеке пробегал кабан и повсюду сопровождали сойки.

В лагере находится порядка ста семидесяти человек. Это гости, сотрудники и волонтёры. Но их как будто нет, такая стоит тишина.

Гости приезжают группами и живут в домиках, либо в палатках. Занимаются йогой, танцами, рисованием, травами, музыкой и мастерят. Волонтёры могут во всём участвовать, если хватает времени.
Описать свои чувства и это место я могу словами Екатерины Гопенко:
«Нырнувший в зеркало
И вышедший из воды,
Ушедший старым –
Вернувшийся молодым.
На острове яблок
Полупрозрачны арфы –
Полупрозрачны руки,
Срывающие плоды..»
Новенький волонтёр обязательно попадает в первые дни пребывания на вегетарианскую кухню (в самую дружную команду на свете!), где имеет возможность попрактиковаться в мытье посуды за ста гостями три раза в день, натиранию свеклы слайсами и чистке яблок тазиками.

Пока тазик моркови дочистишь — уже обед. Ой, да мы борщ готовили!

Работа начинается в семь утра и заканчивается разнообразно.

Усердный волонтёр быстро попадает на глаза шеф-повару и начинает приобщаться к шаманству в огромных кастрюлях или даже созданию хлеба по рецепту Ратмира.
На третье дежурство меня перевели в официантки. На пятое поставили на сбор трав и огородные дела, что как-то очень быстро перешло в приготовление травяных коктейлей для гостей и ландшафтный дизайн. И, наконец, заметили с фотоаппаратом.. Самый быстрый карьерный рост в моей жизни!

В лагере есть и другие занятия — уборка, стирка, создание солнечных панелей, нарубить дрова, затопить баню, разместить гостей, смастерить тортик, поиграть с детьми, организовать волонтёров, провести занятие, мониторить сайт и группы кэмпа, автоматизировать полив укропа. Всем дел хватает, как и в любом поселении.
Всего в лагере около пятидесяти волонтёров. И каждого, как будто знаешь много жизней назад.
При этом очень здорово организован график работы: 4/2 для всех и 2/2 для тех, кто работает на кухне. Поэтому я успела исследовать другие места Крыма вместе с этими замечательными людьми и одна, а заодно вкусить путешествие автостопом.
В свои выходные устремлялась к морю и к знаниями. Крым открылся с совершенно новой стороны!

Например, в Балаклаве море пахнет дыней. Отсюда мы с Люсей, двумя Дашами, Костей и Дамиром направились на мыс «Айя».

Но перед тем, как запрыгнуть на кораблик, давайте зайдем за угол, сразу налево (если идти от автобусной площади), где находится музей Балаклавы и варят замечательное какао. Тогда мы услышим, как руководитель музея жарко рассказывает об истории города.

Сначала римляне возводят здесь храм Юпитеру, затем приходят греки и Гомер посвящает этому месту стих в Одиссее, позже русский флот одерживает первую победу в русско-турецкой войне, ещё позже англичане строят железную дорогу, Князь Юсупов ставит охотничий домик, Балаклаву оккупирует Германия, СССР возвращает город, он становится территорией Украины и сейчас снова входит в состав России. Слишком много для такого маленького городка!

На последней фотографии — вид на крепость Чембало.

Среди наших волонтёров особой популярностью пользовался мыс «Фиолент», но мы выбрали мыс «Айя».

«Лунный свет», «воздух», «особенный», «святой» — какой вариант перевода больше по душе? Не обошел стороной этот мыс и Иван Константинович Айвазовский, который написал картину «Буря у мыса Айя». Нам же до шторма было далеко и пляж «Инжир» весело встретил новых гостей.

Вдоволь накупавшись в «дыняной» воде и набродившись среди сосен и палаток, мы с Люсей и большей частью посетителей мыса на моторках покинули ребят, которые решили остаться до конца выходных. Позже нас догнал Дамир, который вернулся в Балаклаву пешком.
На утро мы отправились в Алупку.

Глубокое удовлетворение принес Воронцовский дворец, а также вековые деревья в саду Кебаха и корабельные сосны при подъёме по серпантину на Ай-Петри.
В другой выходной я отправилась в Севастополь. Здесь я была много раз, но в Подземном музее впервые. Это вторая подобная постройка за год, первый бункер Сталина я посетила в Самаре.

Трудно поверить, что помещение готовилось на случай ядерной атаки города всего для двух тысяч человек из четырёхсот тысяч.

Шестьдесят метров к перпендикуляру («сквозяк») и мощные двери. Для отсидки предполагались комнаты с красным освещением на пятьдесят человек. Внизу на лавочке сидит четыре человека, а пятый в это время спит наверху, структура напоминает плацкартный вагон. Спать предполагали по очереди, а для подавления конфликтов была сделана запись депрессивного мужского голоса. Голос вещал о правилах поведения в бункере. Дали послушать, так себе удовольствие..
Эти люди должны были выйти после того, как всё утихнет и восстановить город.

Своего рода ковчег, а в ковчеге каждой твари по паре, а именно: растения, книги, медицинские приборы, инструменты, антирадиационные скафандры и в том числе сумка для переноса младенцев (вторая на фото).

Всё это на глубине сорока семи метров с системой фильтрации и регенерации воздуха и артезианской скважиной. Первые два дня нужно было переждать без воздуха, затем воздух бы поступал маленькими порциями, предварительно очищаясь с помощью холодной воды снизу.

На входе стоят часы судного дня, 23:58. Это научный объект и решение о переводе часов в ту или иную сторону принимает «Совет по науке и безопасности», основываясь на мировых данных..
Помню пляж рядом с Севастополем, который начинался греческими развалинами.

На входе продавали маленькие глиняные амфоры. А после своеобразного лабиринта попадаешь на песочный пляж, за ним скала и ещё несколько пляжей вдоль неё, уже для опытных пловцов.

Мне это место очень полюбилось в детстве. Когда я пыталась вспомнить, как оно называется, подумала, что это может быть Херсонес, но когда оказалась там, поняла, что ошиблась. Не могло же так сильно всё измениться?
С уверенностью могу сказать, что Крым становится ключом ко многим вопросам, когда понимаешь, сколько народов, начиная со второго века здесь присутствовало и какой исторический фонд сокрыт.

Я жадно обошла все музеи, что попадались в пути:

✔️ Центральный музей Тавриды (плезиозавры!)

✔️ и Золотую комнату (Сарматы, Крымские готы, фракийский стиль!, тайлеры и пиастры)

✔️ Крымский этнографический музей (Караимы, переселение народов)

✔️ Художественный музей Симферополя

✔️ Подземный Севастополь

✔️ Истории Севастополя

✔️ Как уже говорила, краем глаза, Музей Истории Балаклавы

✔️ Воронцовский и Ханский дворцы

Поразило, что путешествие Екатерины Второй в крымские земли для принятия царствования заняло полгода. Возник главный вопрос: а как она правила в дороге? На что смотрительница музея улибынулась и сказала, что женщина была умная и умела делегировать. И всё же, несопоставимые сроки в настоящем времени.
Волонтёрство заняло две недели. Перед возвращением в Симферополь я на несколько дней заехала в Бахчисарай и поселилась в комнате в Старом городе.

Известно, что Бахчисарай переводится с крымско-татарского, как «Сад-Дворец», но знать это одно, а убедиться хотелось воочию.
Добро пожаловать
в Бахчисарай!
Всего двух дней оказалось достаточно, чтобы вспомнить себя восточной принцессой, благодаря прогулке по цветущим садам Ханского дворца, аромату утреннего кофе, приготовленного в турке и сладким пальчиками от рахат-лукума, сытным обедам на топчанах и хитрым улыбкам ребят, заманивающих на экскурсию в Чуфут-Кале.

Вы знали, что крымско-татарские принцессы не закрывали лицо хинджабой?
В Чуфут-Кале я всё же поехала и тут же подивилась смекалке студентов, которые в поисках заработка придумали возить туристов в объезд по высохшей реке, то есть прямо по камням. Ощущения такие же, как если бы дорожный перфоратор работал рядом на расстоянии двух метров. Сложно сказать, в чём выгода.. как я успела выяснить, машины ломаются регулярно, но вот с точки зрения, как вообще такое могло прийти в голову.. восточные хитрости вне конкуренции!

Однако, Чуфут-Кале. Или Кырк-Ор. «Сорок замков» в скалах, родовое поместье, а также средневековый крымско-татарский город-крепость во главе с правительницей Джанике. Здесь же усадьба Авраама Фирковича, караимского писателя и археолога. Мне интересно, что это место книгопечатания 1731 года.
И то, что сейчас здесь Успенский монастырь, обитатели которого живут и ведут хозяйство в скалах, используя солнечные батареи. И, конечно, в голове не укладывается наслоение религий.

Завтра возвращаюсь в Симферополь.
Симферополь не только принял столь же радужно, что и в начале путешествия, но и великодушно послал мне проводника Романа, благодаря которому я оказалась в настоящем замке девятьнадцатого века, что находится вблизи села Лозовое.
Роман, проводник
И хотя не знали местные жители, не знала служба отеля и не знал таксист, что за замок скрывается рядом с ними, мы нашли памятник Льву Николаевичу Толстому, который символически указывает дорогу к дому «Поэта камня».

Ведь так называл Александра Евгеньевича Ферсмана — минералога, геохимика и редактора журнала «Природа», начавшего свой путь в этих краях, тоже Толстой, только Алексей Николаевич.
Пройдёмся по фруктовому саду, вдоль каштановой аллеи, среди старых сосен, дерева грецкого ореха и платана.

На холме возвышается замок, он не имеет ни одного схожего окна. На втором этаже спряталась метеорологическая станция. Рядом, научная лаборатория.

И мальчишка, ползает «на четвереньках, в течение многих дней, изучая одну и ту же скалу, следя за всеми извилинами исследуемых едва заметных жил..»

⌚️ Мы в Салгирской долине, 1890 год.

И вдруг оказываемся в школе-интернате: на первом этаже замка находится школьный краеведческий музей, наверху — детские кроватки. Клише послевоенного времени. В фруктовом саду образовалась спортивная площадка.

⌚️ Село Ферсманово, 1957-1970 года.

С дороги «видны живописные руины..»: крыша рухнула, старинный немецкий интерьер утерян, здание реконструкции не подлежит и выставлено на торги.

⌚️ Село Ферсманово, 2010 год.


Во дворе фрагменты старинного шкафа. Елена и Алексей собираются ужинать. Историки выкупили дом девять лет назад и реставрация до сих пор продолжается. Я с огромным интересом слушаю увлеченный рассказ Елены о человеке, с которым связана значительная часть её научной жизни, Ферсмане Евгении Александровиче:

«И до, и после не было таких исследователей и исследований. Он открыл двести пятьдесят видов минералов только в Крыму»,

дальше были тяжелые экспедиции за Полярный круг, в пустыни Средней Азии, в дебри уральской тайги и в предгорья Памира,

а началось все с найденных здесь хрусталиков и запыленной коробочки на чердаке старого помещичьего дома в возрасте 6 лет («Я помню, как это нас поразило: даже простые камни имеют, оказывается, своё имя, и им тоже должно найтись место в нашей коллекции», из книги «Занимательная минералогия», Ферсман Е. А.).

«Ферсман приезжал сюда на лето, в то время в доме жил его дядя — Александр Кесслер. Эдуард Кесслер (дедушка Ферсмана) получил земли за службу. Когда мы узнали, что это тот русский генерал, который рассекретил Шамиля, стало интересно (улыбается, как только историки могут).

Архитектором стал Оскар Клаузен. Сейчас цвет здания как раз такой, какой он был изначально. Хотя мне больше нравился в серых тонах, всё-таки неоготический замок, однако мы счищали слои краски на стенах и видно, что цвет такой. К сожалению, интерьер полностью разрушен, но мы знаем, что должны быть документы. Приезжайте в следующем году, здесь будет экспозиция!»

Вечереет, пора возвращаться в Симферополь...

⌚️ 2019 год, Замок Кесслера, Село Ферсманово».

На следующее утро я отправилась в аэропорт, а когда поднималась по трапу, пошёл дождик. Крым прощался также искренне, как и встречал.
Made on
Tilda